День мира и печаль Сен-Клу

26.09.2020 09:42

День мира и печаль Сен-Клу
Шато де Сен-Клу, изображение Этьена Аллегрэна около 1675 года

Об этом сообщает Расстрига

Международный день мира предполагает уделять должное внимание пропаганде мира. Организация Объединённых Наций не без оснований полагает: «мысли о войне возникают в умах людей, и поэтому в сознании людей следует укоренять идею защиты мира». Кроме того, «мир, основанный лишь на экономических и политических соглашениях правительств, не сможет завоевать единодушной, прочной и искренней поддержки народов», и «следовательно, он должен базироваться на интеллектуальной и нравственной солидарности человечества».

И надо же такому случиться, что именно на 21 сентября сего года выпала круглая дата: в этот день, только в далёком 1640 году, во Франции в семье правящего монарха Луи (Людовика) XIII произошло пополнение — на свет появился принц Филипп, младший брат будущего «Короля-Солнца» Луи XIV. К слову, сам Филипп, говорят, был даровитый вояка. Однако если бы он мог знать наперёд судьбу своего любимого имения, не исключено, что он переквалифицировался бы в пацифисты.

День мира и печаль Сен-Клу
Маленькое венценосное «Солнышко» и его брат Филипп (в женском платье)

В некоторых аспектах Филипп, герцог Орлеанский, мил нынешнему Западу: он был на редкость прогрессивных по сегодняшним меркам взглядов на однополые связи и предпочитал закалённого развратника, отчаянного и притом «ангелоподобного» шевалье де Лоррена, тоже Филиппа, собственной жене. Точнее обеим, поскольку принц крови был женат дважды и оставил немаленькое потомство, представитель коего почти два века спустя даже воссел на французский трон. Впрочем, Лоррен был его истинной любовью, а мелкие увлечения им одним не ограничивались, чего д’Орлеан совершенно не скрывал и что Луи Четырнадцатый, решительно не одобряя, тем не менее терпел.

Отношения в монаршей семье вообще сложились непростые: Людовика возмущала толпа миньонов, окружавших «Единственного брата короля» (один из официальных титулов герцога Орлеанского), притом он ревновал к военным успехам Филиппа, под главенством коего французы добыли крупную победу над голландцами при Касселе (впрочем, есть версия, что основная заслуга принадлежит известному полководцу де Люксембургу). Как бы там ни было, после Касселя удачливого мужеложца устранили от командования.

День мира и печаль Сен-КлуПервоначальный вид дворца и садов в Сен-Клу

После вынужденной разлуки с любимой войной Месье (ещё один титул принца, ныне звучащий довольно забавно, поскольку этим словом называют во Франции кого ни попадя) сосредоточился на другой своей душевной привязанности — роскошном дворце и парке Сен-Клу, недалеко от Парижа. История этого дворца началась примерно 450 лет назад, в 1570-х. Выстроенный с подачи Екатерины Медичи, знаменитой флорентийки, ставшей волевой королевой Франции, дворец поначалу был частным имением Гонди, а затем банкира Эрвара (или Хэрварта, ибо по происхождению он был немцем).

Уже в 16 веке дом умудрился войти в историю: здесь во время осады взбунтовавшегося Парижа, яро католического на тот момент, фанатичный монах Жак Клеман зарезал неудачливого короля Анри (Генриха) Третьего, последнего из династии Валуа, католика, рискнувшего провозгласить своим наследником родственника-протестанта Анри де Бурбона, повелителя Наварры. Здесь же, в Сен-Клу, Анри Наваррский фактически стал Анри Четвёртым Французским — великим, но добродушным (да, так бывает!) королём Франции.

День мира и печаль Сен-Клу
Жак Клеман смертельно ранит короля Анри
III

В 1658 году здание с роскошным парком приобрёл всесильный кардинал Джулио Мазарини от имени юного Луи XIV для ещё более юного герцога Орлеанского (тогда звавшегося Анжуйским — как у этих французов всё сложно…). И затем Сен-Клу превращается в подлинный храм искусств. Филипп сделал всё возможное, чтобы его резиденция мало чем уступала королевской в роскоши и ничуть не уступала в уюте. Судя по всему, он влюбился в это место не меньше, чем в шевалье де Лоррена. Удалившись от военных дел, Филипп вложил в свои владения трепетную душу и заоблачные деньги, привлекая к работам тех же архитекторов, которые проектировали версальское чудо «Короля-Солнца». Результат оказался достойным: безукоризненный дворец (французы упорно именуют его «замком», шато), завершённый Жюлем-Ардуэном Мансаром, и огромный парк, настолько прекрасный, что его создатель Андре Лёнотр предпочитал его другому своему знаменитому творению — в Версале.

День мира и печаль Сен-Клу
Замок Сен-Клу в 17 веке

После смерти герцога Орлеанского, а умер он именно в Сен-Клу, его любимое детище переживало периоды возвышения и упадка. Новую жизнь вдохнул в него Наполеон Бонапарт, тоже, мягко говоря, человек военный: в Сен-Клу в 1799-м он совершил государственный переворот, став первым консулом (правителем) Франции, в Сен-Клу же в 1804-м ненасытный корсиканец провозгласил себя императором французов. И в дальнейшем дворец был тесно связан со многими важными событиями истории Франции. В середине 19 века в прелестном шато прочно обосновался другой император, Наполеон III, помнивший о любви своего знаменитого дяди к этому месту.

День мира и печаль Сен-Клу
Сен-Клу в 1855 году на картине Уильяма Уайлда

Здесь же второй, но при этом третий император совершил роковой и для себя, и для замка акт: 150 лет назад, 28 июля 1870 года, объявил войну Пруссии. Уже к сентябрю 1870-го французская имперская армия была разгромлена — наголову, вдребезги, сверхсокрушительно; прусский военный гений Хельмут фон Мольтке с удовлетворением сообщал своему государю Вильгельму, что их враги дерутся как львы и убегают как зайцы. Наполеон III оказался в немецком плену, а германские войска (именно германские, ибо гениальному прусскому политику Отто фон Бисмарку с помощью этой войны удалось сплотить разрозненные государства Германии) неумолимо приближались к Парижу. Там произошла революция, монархия во Франции пала и больше не восстанавливалась.

День мира и печаль Сен-Клу
Замок Сен-Клу в 19 веке

Увы, нечто похожее произошло и с дворцом Сен-Клу. Местность эту заняли немцы, приступившие к осаде Парижа, который упорно сопротивлялся неприятелю. С этих высот было удобно обстреливать непокорную французскую столицу, и парижанам пришлось отвечать залпами на прусские залпы. Кроме того, в величественном здании разместился немецкий штаб, тоже лакомая цель для артиллерии. 13 октября 1870 года (ещё один юбилей, на этот раз горький) снаряды французов подожгли роскошный дворец, и старинный шедевр архитектуры целиком захлестнуло пламя пожара. Правда, фасадные стены более-менее выдержали яростный натиск огня. Однако после завершения военных действий (они закончились в 1871 году блестящей победой Пруссии и появлением на карте мира единой Германской империи, возникшей, как ни странно, в Версале) новым властям Третьей Республики всё было недосуг заняться обугленными руинами великого прошлого, продолжавшими ветшать. Наконец, в 1891-92 годах их попросту разобрали, окончательно убив дворец. Некоторые его части выкупил болгарский правитель Фердинанд для украшения своей резиденции Евксиноград.

День мира и печаль Сен-Клу
Объятый пламенем замок

Так закончилась трёхсотлетняя история прекрасного дворца Сен-Клу.

Подобно множеству других выдающихся архитектурных творений, он мог бы жить, если бы не война. Парадокс: резиденция заядлых милитаристов Филиппа Орлеанского, Наполеона I и Наполеона III пала вследствие безжалостных прихотей бога Марса, которому они принесли столько кровавых жертв. Конечно, можно возразить, что в Одессе за три десятка лет снесли или изуродовали немало прекрасных памятников старины без всякого вооружённого конфликта, и конца-края этому не видно. Но всё равно Сен-Клу жаль. Настоящую красоту жаль всегда.

День мира и печаль Сен-КлуГибнущая резиденция полководцев и правителей. Так проходит слава земная…

…Выдающийся польский писатель Генрик Сенкевич в своём романе «Quo vadis», написанном лишь на несколько лет позже окончательного уничтожения шато Сен-Клу, вложил в уста одного из своих героев, древнеримского патриция Петрония, которого прозвали за безупречный вкус «Арбитром изящества», характерную реплику. Мол, не люблю я, Петроний, войну, «потому что в шатрах ногти портятся, трескаются и теряют розовый цвет». Эта подчёркнуто легкомысленная и циничная фраза лощёного аристократа не так уж легкомысленна и цинична, как представляется на первый взгляд. Ведь жертвой войны всегда становится красота, в чём бы она ни выражалась: в природе ли, в архитектуре ли, в людских телах или людских душах.

День мира и печаль Сен-Клу
В безжалостной франко-прусской бойне пострадали немало городов. Так, например, выглядел Страсбург 150 лет назад, в сентябре 1870 года

И если когда-нибудь люди смогут избавиться от войны, не потеряв себя, это станет величайшей из всех побед, которые кто-либо когда-либо одерживал.


Источник: “http://timer-odessa.net/statji/den_mira_i_pechal_sen_klu_643.html”