Интеграционные процессы на постсоветском пространстве: есть ли у них будущее?

ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ ИМ?

Наира АБРАМЯН, старший преподаватель Ташкентского государственного экономического университета,
Алишер ТАКСАНОВ, кандидат экономических наук

ЕСТЬ ЛИ РАЗЛИЧИЯ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ?

Об интеграции между странами Содружества стали говорить в первые же месяцы после распада Советского Союза. И это не случайно. Ведь вся экономика советской империи строилась на планово-административных связях производств и отраслей, на узкопрофильных разделении труда и специализации республик. Такая форма связей не устраивала большинство государств, и поэтому между новыми независимыми государствами было решено строить интеграционные связи на новой, рыночной основе.

Между тем, экономическая интеграция не является новым явлением в мировой хозяйственной практике, она имеет глубокие корни, ведущие аж с начала межгородовых и межстрановых торговых отношений, то есть с того момента, как произошло общественное разделение труда. До середины XIX века основным средством экономических связей между государствами была внешняя торговля, в процессе которой продукция (или товар, услуга) одной страны превращалась в иностранную валюту в другой. С бурным развитием капитализма стала развиваться новая форма связей - экспорт капитала, причем такое перемещение имело место в виде прямых инвестиций или в виде вложений (скупка акций, паевой капитал) в национальную промышленность, транспорт, сельскохозяйственные предприятия иностранного государства. В результате капитал проявлял свою эффективность, стимулируя рост международных корпораций, с одной стороны, и развивая производство внутри страны, с другой. Правительства стали проявлять интерес к такой форме сотрудничества, предоставляя всесторонние льготы для инвесторов.

К началу XX века сформировалась мировая система капитализма. Характерной чертой этой структуры являлось господство частной собственности, развитие предпринимательства, стимулирование малого и среднего бизнеса, появление среднего класса. Уже к 80-м годам существовало несколько общепринятых и эффективных форм интеграции, задачами которого было не только борьба за новый экономический порядок, но и укрепление своего статуса в мировой хозяйственной системе.

Наиболее крупными интеграционными образованиями были торговые блоки. Стоит упомянуть среди них такие, как
- Андский пакт;
- Арабский общий рынок (АОР);
- Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН);
- Восточно-африканское сообщество (ВАС);
- Карибское сообщество (КАРИКОМ);
- Латиноамериканская ассоциация интеграции (ЛАИ);
- Лига арабских государств (ЛАГ);
- Магрибское экономическое сообщество (КЭМ);
- Общая афро-маврикийская организация (ОКАМ);
- Региональное сотрудничество для развития (РСР);
- Совет по сотрудничеству стран Персидского залива (ССПЗ);
- Совет согласия;
- Союз государств Центральной Африки (ЮЭАК);
- Таможенный и экономический союз Центральной Африки (ЮДЕАК);
- Центральноамериканский общий рынок (ЦАОР);
- Экономическое сообщество государств Западной Африки (ЭКОВАС);
- Экономическое сообщество Западной Африки (СЕАО);
- Экономическое сообщество стран Восточной и Южной Африки (СВАЭК);
- Экономическое сообщество стран Великих озер (СЕПГЛ).

Другой, не менее важной формой интеграции, стало создание организаций, связанных с реализацией совместных проектов. Подобные структуры были более увязаны с национальными экономиками и ресурсами стран-участниц интеграции и имели более узконаправленное развитие, чем, например, вышеуказанные глобальные торговые блоки. К таким организациям можно отнести:
- Администрация интеграционного развития района Липтако-Гурма (АДИРЛ);
- Администрация бассейна реки Нигер (АФН);
- Амазонский пакт;
- Временный комитет по Меконгу (МПК);
- Комиссия бассейна озера Чад (КБЛТ);
- Ла-Платская группа;
- Латиноамериканская экономическая система (ЛАЭС);
- Организация освоения реки Гамбия (ОМВГ);
- Организация арабских стран-экспортеров нефти (ОАПЕК);
- Организация по эксплуатации и развитию бассейна реки Кагеры (ОМДКБ);
- Организация освоения бассейна реки Сенегал (ОМВС);
- Постоянный межгосударственный комитет по борьбе против засухи в Сахеле (КИЛСС);
- Союз реки Мано (МРЮ).

Несомненно, большую роль в экономическом развитии отдельных стран и регионов сыграли валютные союзы - новые типы интеграции, которые получили практическое развитие с 60-х годов прошлого столетия. К наиболее серьезным таким организациям следует отнести:
- Азиатский клиринговый союз (АзКС);
- Арабский валютный фонд (АВФ);
- Валютный союз Центральной Африки (ЮМАС);
- Западно-африканский валютный союз (ЮМОА);
- Западно-африканская клиринговая палата (ВАКХ);
- Латиноамериканский экспортный банк (ЛАЭБ);
- Механизм компенсации сальдо и взаимного кредитования ЛАСТ-ЛАИ (МКСКР);
- Центральноамериканский валютный совет (СМС).

Четвертой, также распространенной формой интеграции стало формирование инвестиционных институтов. Упомянем лишь некоторые из них:
- Азиатский банк развития (АБР);
- Арабский банк экономического развития Африки (БАДЕА);
- Арабский фонд экономического и социального развития (АФЕСД);
- Африканский банк развития (АфБР);
- Африканский фонд развития (ФАД);
- Банк развития государств Центральной Африки (БДЕАС);
- Восточно-африканский банк развития (ЕАДБ);
- Западно-африканский банк развития (БОАД);
- Исламский банк развития (ИБР);
- Межамериканский банк развития (МБР);
- Карибский банк развития (КДБ);
- Специальный фонд ОПЕК-СФ;
-Центральноамериканский банк экономической интеграции (БСИЕ).

Товарные ассоциации - также наиболее крупные формы интеграционного объединения стран, заинтересованных в развитии внешнеэкономических связей. В частности, это Альянс производителей какао-бобов (АПК), Межправительственный совет стран-экспортеров меди (СИПЕК); Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК), Союз стран-экспортеров бананов (УПЕБ).

Кроме того, существуют союзы, возглавляемые державами-лидерами:
- Конвенции о торгово-экономических отношениях с Европейским экономическим сообществом (ЕЭС-АКТ);
- Зона французского франка;
- Южноафриканский таможенный союз (КЮСА).

История знает и другой тип интеграции. Стоит вспомнить, что социалистический лагерь также предпринял попытку создания свой интеграционной платформы. После второй мировой войны началось экономическое сближение государств, имеющих социалистическую ориентацию. Был сформирован Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), начало которого стало подписание в 1959 году межгосударственного договора. Уже тогда советские эксперты утверждали о появлении новой формы интеграции - социалистической, под которой понималось "планомерно регулируемый процесс сближения национального хозяйства социалистических государств, создания всесторонних и устойчивых кооперированных связей отраслей производства, науки и техники, расширения и укрепления мирового социалистического рынка на основе созданных (на базе договоров) соответствующих политических, экономических, технологических и организационных условий" .

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ИНТЕГРАЦИЯ?

Интеграционную систему следует различать как процесс сближения:
- объектов сотрудничества стран (здесь затрагивается область хозяйственной деятельности, например, в сельском хозяйстве, промышленности, туризме, транспорте, банковской и страховой сфере и т.д.);
- субъектов этого сотрудничества (имеется в виду организационные формы - совместные предприятия, картели и синдикаты, транснациональные корпорации, финансово-промышленные группы);
- правовых основ (международные соглашения, национальное право).

В совокупности трех этих категорий осуществляется экономическое сближение государств, заинтересованных в совместном развитии или осуществлении каких-то региональных (глобальных) проектов. Как утверждает политолог Гулноза Саидазимова, "экономическая интеграция - есть объективный процесс развития глубоких взаимосвязей и разделения труда между национальными экономиками преимущественно близких по уровню экономического развития государств. Она не только охватывает область внешнеэкономического обмена между соответствующими странами, не только их рыночные связи, как это чаще всего имеет место в международном сотрудничестве, но и глубоко проникает в сферу материального производства, ведет к все более прочному взаимодействию воспроизводственных процессов этих стран, к тесному переплетению их национальных экономик, к созданию региональных экономических объединений" . По мнению данного эксперта, "обязательными этапами на пути экономической интеграции является зона свободной торговли, таможенный союз, общий рынок, экономический и затем валютный союз, облекаемые в соответствующие формы экономической интеграции".

Другой эксперт по вопросам интеграции Тамила Абдуллаева утверждает, что в процессе сближения национальных экономик между государствами создаются экономические группировки. "Экономические группировки, - пишет автор, - это страны, стремящиеся к межхозяйственной и кооперационной интеграции в рамках региона (или регионов) и реализующие программы совместного развития с целью укрепления своих потенциалов. Подобные процессы становятся возможными за счет объединения материально-финансовых, технических, природных и человеческих ресурсов, формирования соответствующих условий (унификации нормативно-законодательной базы, таможенных и налоговых ставок и пр.)". Абдуллаева утверждает, что эти интегративные сообщества позволяют развивающимся государствам выйти из состояния периферийной экономики и укрепиться в мировой хозяйственной системе как субъекты, способные эффективно проводить внешнеторговые операции" .

Но степень интеграции связан не только с унифицированием законодательств и созданию единого хозяйственного механизма. Это более глубокий процесс, который обеспечивает взаимоувязку производственного и технологического процесса, обеспечивает реализацию интересов всех участников в друг друге. Например, если Узбекистан и Казахстан развивают экономические отношения на основе двустороннего торгового соглашения, то это еще не интеграция. Она возникнет лишь тогда, когда казахстанская сторона, заинтересованная, например, в газификации своих южных областей, начнет осуществлять инвестиции в газовую промышленность Узбекистана. Затем, реализуя программу по прокладке трубопроводов из узбекских месторождений на свою территорию, сумеет получить необходимый позитивный экономический эффект. А узбекская сторона, в свою очередь, нуждаясь в алюминии для авиастроения, начнет вкладывать капиталы в металлургическую промышленность Казахстана, что в итоге позволит обеспечивать собственное производство необходимой продукцией.

Причем, разработанные "правила игры" будут одинаково приниматься всеми участниками интеграционного процесса.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ СНГ: МИРАЖ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Еще в 1995 году Президент Узбекистана писал: "в то же время отношения Узбекистана с другими государствами СНГ и, прежде всего, с Россией, убедительно демонстрируют взаимовыгодную политику, подтверждают готовность республики плодотворно сотрудничать со странами СНГ, крепить и развивать на новой основе те многосторонние экономические, культурные, научные и просто человеческие связи, которые сложились между нашими народами" . По мнению Сергея Мехеева, "с самого начала Ташкент весьма скептически относился к перспективам СНГ и старался максимально дистанцироваться от интеграционных процессов внутри Содружества. Участие Узбекистана в делах СНГ сводилось к двусторонним отношениям". Он же добавляет, что "Ташкент избегал подписания большей части системообразующих договоров СНГ и в частности был противником вступления в Договор о коллективной безопасности" .

Несомненно, локомотивом всех интеграционных процессов в Содружестве является Россия, и от ее экономической мощи, политического и военного влияния зависит степень интегрированности того или иного государства в СНГ. Как заметили эксперты Сергей Казеннов и Владимир Кумачев, "России как ядру политической целостности и системообразующему элементу СНГ альтернативы сегодня нет, хотя комплекс "старшего и младшего" братьев определенно уходит в прошлое" . Они же добавляют, что "это в советские времена РСФСР постоянно передавала пятую часть своего валового национального продукта в другие республики СССР. Сегодняшней России, чей ВНП сократился вдвое, явно не по силам "покупать" такой ценой безопасность и лояльность в ближнем зарубежье".

Николай Столяров, заместитель председателя Комитета Госдумы России по международным делам отмечал, что "старая форма интеграции, образовавшаяся после распада СССР, себя исчерпала" . Об этом свидетельствуют внутриструктурные образования в рамках СНГ: наличие "двойки" - Союза России и Белоруссии, и "четверки", в которую входят помимо двух названных стран еще и Казахстан с Киргизией. Столяров говорит: "Будущее СНГ мне видится в добровольном объединении нескольких государств, которые показывали бы пример взаимовыгодной, действующей интеграции, имели бы ощутимые результаты в борьбе с преступностью, демонстрировали согласованную внешнюю политику. Пока по этому пути идут Россия и Белоруссия. Когда к такому союзу подключаться и другие страны СНГ, можно подумать о новой форме союзного договора". Хотя эксперт считает, что "не стоит загадывать, будет ли этот союз федерацией или конфедерацией", между тем, с такой позицией не согласны многие политики, в частности, Узбекистана, Украины, Туркменистана, Грузии. "Вряд ли сейчас можно республики бывшего СССР затащить в новый союз, - говорит Тамила Абдуллаева, - даже перед лицом серьезной опасности большинство независимых государств не подумают о возрождении, даже на качестве ином союзном государстве". Об этом свидетельствует и осторожный подход участия постсоветских стран в интегративных объединениях. Политолог Гульноза Саидазимова, рассматривая деятельность СНГ, приходит к выводу, что "основной его проблемой было и остается принципиальное расхождение в позициях участвующих государства: Узбекистан, Украина, Грузия и др. выступали за равноправие и экономическое сотрудничество и против создания наднациональных органов, а позиция России характеризовалась доминированием и попыткой поставить военно-политическую "телегу" впереди экономической "лошади". Автор на основании этого доказывает: "Главным предназначением СНГ должно бы стать экономическое, гуманитарное и культурное сотрудничество без какой-либо попытки превращения его в военно-политический блок для противопоставления расширяющейся на восток НАТО или любой другой группировке или государству" .

Как развиваются интегративные организации внутри Содружества Независимых Государств - мнения экспертов разделились (см. таблицу № 1). Оценки варьировались от "0" - нет интегративных связей до "5" - наиболее тесная интеграция. Выставлялись балы по средней арифметической.

Таблица № 1
Мнения независимых и официальных экспертов об эффективности интегративных объединений внутри СНГ или с участием стран Содружества
Интегративные объединения / Эксперты из Узбекистана / Казахстана / России / Азербайджана
Объединения внутри Содружества
Экономический союз СНГ / 2,4 / 3,1 / 3,0 / 2,3
Союз России и Беларуси / 0,2 / 2,9 / 3,7 / 1,1
Евроазиатский союз (бывший Таможенный союз) / 1,6 / 4,0 / 3,9 / 0,8
Центрально-Азиатский экономический форум (бывшее единое экономическое пространство Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана) / 2,7 / 1,8 / 0,9 / 1,2
ГУУАМ / 3,0 / 1,0 / 1,3 / 2,5
Объединения с участием стран СНГ
Организация экономического сотрудничества / 1,5 / 1,9 / 0,6 / 2,1
Организация экономического сотрудничества стран Черноморского бассейна (ЧЭС) / 1,8 / 2,0 / 2,8 / 1,9
Организация стран Прикаспийских государств / 1,1 / 2,0 / 1,6 / 2,1

Как видно из таблицы, буквально все выставили процессам интегративных связей внутри СНГ и за ее пределами невысокие оценки. Но при этом разделились взгляды экспертов на степень развития интегративных объединений. Например, эксперты Узбекистана и Азербайджана выставили довольно высокие оценки по ГУУАМ, тогда как эксперты из государств, которые не входят в это сообщество, скептически отнеслись к подобной интеграции. Напротив, узбекские и азербайджанские эксперты критически смотрят на состояние Евроазиатского союза, в который входят Казахстан и Россия. Но практически все эксперты невысоко оценили участие своих государств в образованиях, расположенных за пределами Содружества. Данная точка зрения отражает реальные тенденции, складывающиеся на постсоветском пространстве и в системе нового мирового экономического порядка.

По мнению Г.Саидазимовой, "несмотря на все полпытки, возрождение СНГ остается проблематичным". Видимо, интеграция в рамках СНГ еще долго будет находиться в состоянии вялотекущего процесса. Слишком велика разница между государствами после распада СССР как в экономическом, так и политическом смысле. Эксперт Т.Абдуллаева указывает на некоторые из них:
- узкое союзной разделение труда предопределило различные стартовые условия постсоветских республик для вхождения в рынок и степенью зависимости национальных экономик в прошлом от друг от друга;
- народное хозяйство новых независимых государств зависит от процессов, происходящих на мировых рынках без возможности особого влияния на них;
- исходя из исторических, культурных, демографических условий каждое государство выбрало свой путь построения экономической модели, которые отличаются друг от друга;
- не во всех странах наблюдается экономический рост и политическая стабильность;
- некоторые государства СНГ находятся в состоянии конфликта друг с другом.

"Ссылка на экономическую увязку в прошлом ныне не является доминантной и основополагающей для интеграции, - считает эксперт Тамила Абдуллаева. - Республики бывшего СССР уже десять лет находятся вне зоны планового управления, здесь сложились (пускай в разных регионах с разной степенью) рыночные отношения. Проведенные реформы позволили многим из них приобрести и экономическую независимость друг от друга. Но сказать, что у нас появились такие же предпосылки для тесного сближения, как у стран Западной Европы, это, значит, проявить политическую близорукость" . Действительно, по мнению эксперта Дмитрия Мацнева, "государства Содружества способны примерно на 70-80% удовлетворять свои потребности за счет собственного производства" , и прежних условий для возрождения экономических связей фактически уже нет.

Несомненно, для того, чтобы государства интегрировались, необходимо учитывать состояние отраслей инфраструктуры, особенно таких важных для этого процесса, как транспорт и связь. Но по расчетам специалистов, на это требуется в 7 раз больше ресурсов, чем это понадобилось странам Европейского Союза. "Если же учесть, что в условиях кризиса столь высокие затраты ресурсов на эти цели в СНГ просто нереальны, процесс выравнивания инфраструктуры (без чего не может быть свободного перелива товаров, услуг, труда и капиталов, а значит, не будет обеспечено одно из важнейших условий рыночного саморегулирования) вместо сорока, как в ЕС, растянется примерно на триста лет", - отмечает в своей работе "Интеграционные стратегии для стран СНГ" Мацнев.

Данный эксперт, кстати, предлагает новую схему интеграции. "Если экономическая интеграция в рамках ЕС происходит согласно алгоритму "сращивание организмов", - пишет Д.Мацнев, - то в СНГ она может быть осуществлена по схеме "соединение механизмов" и потребует энергичных согласованных регулирующих действий объединяющихся стран".

Несомненно, подобная тактика в настоящее время является наиболее приемлемой для государств Содружества. Конечно, говорить о скорейшем введении на постсоветском пространстве единой валюты, например, как в "Евро" в Европе, не приходится, да и условий (политических, экономических) для этого не существует, но механизм "соединения" позволит разрешить накопившиеся проблемы в рамках СНГ.

ИНТЕГРАЦИЯ ПО ПЕРИМЕТРУ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Все пять государств Центральной Азии - бывшие советские республики, и ныне они составляют особый геополитический блок в мировом пространстве. Они занимают определенную экономическую нишу и стремятся поднять статус региона на континенте, чтобы доминировать в определенном виде производства и получать соответствующую выгоду. Как говорит Сергей Панарин, "Центральная Азия - потенциально важный резерв мировой политики и экономики, но не их передовая линия. Лишь после того, как ресурсы других более удачно расположенных участков мирового пространства окажутся исчерпанными, Центральная Азия подравняется с ними и в экономическом, и политическом отношении" .

Узбекский президент еще в середине 90-х годов отмечал, что "мы уделяем первостепенное внимание укреплению и развитию многосторонних связей и тесного сотрудничества с государствами Центральной Азии. Действительно, братские народы Центральной Азии накрепко сроднились общей историей, едиными культурными традициями, схожими укладом жизни и менталитетом и многим другим. И проблемы сегодняшнего дня - политические, экономические, культурные, экономические - у центрально-азиатских государств во многом совпадают. Экономика этих республик сильно взаимоинтегрирована и имеет взаимное влияние" . "Целью Узбекистана является формирование и развитие в рамках Сообщества тесного экономического сотрудничества, независимо от политических и других условий. Это направление было четко и ясно определено в самом начале сотрудничества", - так было сказано корреспондентом УзА М.Рахмоновым в статье "Экономическое сообщество и развитие" .

Как известно, 5 января 2001 года в Алматы было решено преобразовать Центрально-азиатское экономическое сообщество в Центрально-азиатский экономический форум. Еще ранее, эта организация имела название Единое экономическое пространство Республики Казахстан, Республики Узбекистан и Кыргызской Республики, такой статус был дан после подписания в 1994 году тремя республиками соглашения о ЕЭП. В 1998 году Республика Таджикистан присоединилась к подписанным документам, став полноправным членом ЦАЭС. Нужно сказать, что Президент Узбекистана Ислам Каримов признал, что ЦАЭС "уже не отвечает требованиям времени. Как и в СНГ, здесь не действуют многие документы, принятые сообществом" .

Более того, он добавил: "Региональное сотрудничество не должно ограничиваться только экономикой. Есть много имеющих ко всем нам отношение вопросов, решение которых возможно только совместными усилиями". Между тем, трансформируя ЦАЭС в ЦАЭФ, Ислам Каримов заметил, что "мы не сторонники слепого заимствования идеи Форума. Министерствам иностранных дел стран-членов Сообщества, экспертной группе дано задание, и сейчас они изучают возможности Форума". В контексте этого весьма интересно уже Ташкентское заявление глав государств от 28 декабря 2001 года, в котором говориться о необходимости преобразования интегративного сообщества в Организацию Центрально-Азиатского сотрудничества. В документе отмечается, что это делается "в целях дальнейшего продвижения и диверсификации политического диалога, совершенствовании форм и механизмов региональной интеграции, углубления взаимопонимания по вопросам формирования единого пространства безопасности, выработки совместных действий по поддержанию мира и стабильности в регионе…".

Как пишет политолог Досым Сатпаев, "с одной стороны было создано некое региональное сообщество в виде Центрально-азиатского экономического союза. С другой стороны, никакого сообщества нет и в помине. Была и есть некая количественная совокупность центрально-азиатских государств, у которых региональных амбиций и обид больше, чем общих точек соприкосновения" . Другой казахстанский исследователь Санат Кушкумбаев замечает, что "интеграционный процесс в центрально-азиатском пространстве может опираться, главным образом, на позиции Казахстана и Узбекистана. Эти две страны будут, преимущественно формировать своеобразное "лицо Центрально-азиатского союза".

"Как страна с наибольшим количеством населения в регионе, с самой мощной военной и сильной национальной индивидуальностью, Узбекистан рассматривает сам себя как естественный лидер региона" , - так говорил бывший Посол США в Узбекистан Джозеф Пресел, выступая в Университете мировой экономики и дипломатии. Он добавил: "В тоже самое время, и это совершенно нормально, Узбекистан продолжает сравнивать себя с соседями".

"Занимая междуречье Сырдарьи и Амударьи, те есть центральный ареал региона, где расположены наиболее плодородные земли, практически все древнейшие города, основные археологические, архитектурные памятники и религиозные святыни, обладая солидными природоминеральными ресурсами, Узбекистан в полной мере располагает потенциальными возможностями стать в геополитическом отношении региональной сверхдержавой", - пишет В.Урляпов в статье "Узбекистан: становление внешнеполитического курса республики" . В свою очередь Посол Д.Прессел считает, что "Узбекистан ограничивает свои возможности, рассматривая себя таким образом. Сужая свое внимание до соперничества со своими соседями, особенно его географически большого, но очень отличающегося северного соседа, возможно, упускает из виду тот факт, что она имеет более больший потенциал во многих отношениях, чем Казахстан". Именно от степени таких осложнений зависит будущее Центрально-азиатской интеграции (см. таблицу № 2).

Таблица № 2.
Перспектива состояния Центрально-азиатского Экономического Форума в ближайшие 5-7 лет, мнения национальных экспертов, в %
Ситуация / Эксперты из Казахстана / Узбекистана / Кыргызстана / Таджикистана
Начнется динамичное развитие и усилятся интеграционные процессы / 8 / 3 / 15 / 2
ЦАЭФ выйдет на мировой уровень как эффективная экономическая группировка / 3 / 12 / 9 / 1
Никаких сдвигов не произойдет, ЦАЭФ останется аморфной структурой / 36 / 34 / 26 / 30
ЦАЭФ превратиться в сырьевой придаток более мощных стран / 9 / 21 / 16 / 10
ЦАЭФ распадется в связи с бесперспективностью совместного развития / 24 / 10 / 18 / 23
Усилятся противоречия между государствами ЦАЭФ, возможны конфликты в регионе / 20 / 20 / 16 / 34
Итого / 100 / 100 / 100 / 100

Большинство экспертов, если судить по данным таблицы № 2, склоняется к выводу, что текущая ситуация сохраниться в ближайшей перспективе - ЦАЭФ останется таким же бесформенным образованием или между странами региона усилятся противоречия, что приведет к распаду интегративного сообщества. Между тем, у республик Центральной Азии сложилось довольно-таки много претензий друг к другу, которые сводят на нет все попытки найти "точку сближения". Посол США Джозеф Пресел говорил: "Я вижу необходимость для расширения геополитической и геоэкономической роли Узбекистана в предстоящие годы. Уходя от соперничества с Казахстаном в Центральной Азии, Узбекистан, по моему мнению, имеет потенциал стать более крупным игроком на международной арене". В то же время политолог Гульноза Саидазимова замечает, что "интеграционные процессы в Центральной Азии проходят не без проблем, и нынешнее положение еще достаточно далеко от глубокого и широкомасштабного взаимопроникновения и взаимосвязанности государств".

Другой острой проблемой является таможенные границы и транспортные коммуникации. По данным "Киргиз-Пресс", Узбекистан перекрыл ввоз всех кыргызских товаров, за исключением стройматериалов. Несмотря на многочисленные межгосударственные соглашения, Казахстан ввел высокие пошлины и сборы на кыргызстанскую продукцию. "Из-за серьезных ограничений при транспортировке грузов Киргизия лишилась рынков сбыта стекла, угля, цемента, кожи, машиностроительной и кабельной продукции, - пишет газета от 19 апреля 2001 года. - Внутри республики остается и сельхозпродукция: квоты и сборы на дорогах Казахстана не позволяют киргизстанцам вывозить урожай на Урал и в Сибирь. Киргизские предприятия из-за недружественной политики соседних стран вынуждены закупать сырье по завышенным ценам".

Водно-энергетическая проблема также является актуальной во взаимоотношениях четырех республик. Еще в начале июля 2001 года были урегулированы эти вопросы между Кыргызстаном, Казахстаном и Узбекистаном. Как отмечается в прессе, "Кыргызстан должен поставить соседям по 1,1 млрд. кВт-ч., и получить, в свою очередь, от Узбекистана 700 млн. кубометров природного газа, 20 тыс. тонн топочного мазута, 19 тыс. ГСМ (дизтопливо, бензин), 780 тонн турбинных и трансформаторных масел, 3 больших силовых трансформатора. А от Казахстана - свыше 80 тыс. тонн угля и 20 тыс. тонн мазута. По всем этим пунктам заключены или заключаются соответствующие контракты" .

Вопросы, связанные с водными ресурсами Центральной Азии, обсуждали и весной 2001 года в г.Кокчетау, где прошло очередное заседание Межгосударственной координационной комиссии по водному хозяйству, Международного фонда сохранения Арала. Экспертами было сказано: "Так как все страны региона пользуются одним водным бассейном, кыргызской стороной было внесено предложение участникам совещания совместно нести расходы по содержанию объектов водопользования. Если раньше соседи отказывались слушать подобные предложения, то на сей раз было достигнуто согласие рассмотреть эти вопросы". Между тем, в прессе открыто заявляется, что "на самом деле мы не просили соседей ни о чем, а лишь предъявили свои законные права. Нам осталось только узаконить этот вопрос" . Такая постановка проблемы может вызвать соответствующую реакцию со стороны Казахстана, Узбекистана и Таджикистана.

Какие же выводы можно сделать? Эксперт Сергей Панарин прогнозирует четыре сценария: "Первый - в рамках СНГ, где центрально-азиатские государства, подобно прочим членам Содружества, интегрируются вокруг России как естественного лидера. По второму сценарию страны региона создадут собственный "общий рынок", повысят за счет внутреннего сплочения свой статус единого субъекта мировой политики. Они начнут балансировать между разными центрами силы, сотрудничая со всеми, но никому не отдавая предпочтения. Сценарий третий: Центральная Азия "разламывается" на крупные куски с разной геополитической ориентацией. И, наконец, сценарий четвертый: каждая часть региона избирает особую ориентацию" . Сам эксперт придерживается третьего варианта.

Как говорит Г.Саидазимова, "центрально-азиатские государства не имеют возможности "растянуть" интеграцию на следующие 50-60 лет. Коль скоро аксиоматичным становится утверждение, что региональная интеграция является лучшим способом вхождения этих стран в мировое сообщество и обеспечения региональной безопасности, то необходимо объединять усилия по интеграции, делая акцент на совпадающих национальных и региональных интересах и отодвигая на задний план несовпадающие". Тамила Абдуллаева, в свою очередь, добавляет: "Если невозможно решить вопросы на многостороннем уровне, то следует начать их рассматривать на двустороннем. Так step-by-step можно добиться позитивных сдвигов". Зульфия Рахимова уверен, что "невозможно и ненужно подстегивать интеграцию, мы сами поэтапно придем к тому, что отстаивать свои позиции на мировом рынке одному безумно дорого и неэффективно. Лишь в связке с соседями наш регион может занять там достойную нишу".

Как подчеркивал Президент Ислам Каримов, "интеграция - это процесс очень серьезный и длительный, для ее реализации должны быть созданы определенные условия. Форсировать эти процессы просто опасно" . "В то же время не стоит упускать те возможности, которые предоставляет нам время, - отмечает З.Рахимова, - иначе ЦАЭФ останется лишь проектом на бумаге".

Последняя встреча высших лиц Центральной Азии прошел 28 декабря 2001 года в Ташкенте. По информации агентства "УзА", "во время переговоров официальных делегаций в расширенном составе состоялся обмен мнениями по вопросам многостороннего сотрудничества, обеспечения стабильности и безопасности в регионе". Пресса также отметила, что "благодаря личным дружеским отношениям президентов, разумной политике, близости наших народов предотвращены различные конфликты, развиваются традиции добрососедства. Не осуществились интриги, организованные темными силами в целях разрушения отношений стран региона. Как отметили участники саммита, за прошедшие десять лет не было допущено возникновения серьезных разногласий" .