Кто владеет информацией?

>

Вновь созданное Агентство РК по связи и информации за 10 дней дважды переходило из рук в руки

Седьмого марта сего года президент Назарбаев подписывает Указ «О дальнейшем совершенствовании системы государственного управления Республики Казахстан», в котором постановляет «образовать Агентство РК по связи и информации как центральный исполнительный орган, не входящий в состав Правительства (выделено мной – А.К.)».
Но ровно через десять дней, 18 марта, президент меняет свое же решение об особом статусе этого ведомства и подписывает Указ о назначении председателя данного Агентства... «членом Правительства (опять же выделено мной – А.К.)».
Что за метаморфозы происходят в окружении президента, которые заставляют его в течение декады изменить свое мнение об одном из ключевых государственных органов?
Налицо борьба околовластных групп влияния за самую важную сферу в межклановой войне – информационную и коммуникационную.
В этой связи вспоминаю события 20-летней давности.

Летом 1994 года я (тогдашний замминистра по делам молодежи, туризма и спорта) был назначен пресс-секретарем премьер-министра — руководителем пресс-службы правительства. Премьером тогда был Сергей Терещенко. Мининформации было в составе правительства.
10 октября премьером РК назначается Акежан Кажегельдин.
И в тот же день президент издает особый Указ о создании Агентства по делам печати, которое не входит в состав правительства и подчиняется лично президенту. Тогдашнее правительство не имело возможности влиять на государственную информационную политику!
По прошествии стольких лет я понимаю, что такого рода резкое переподчинение информационного ведомства из состава правительства под крыло администрации президента (АП), возможно, имело ярко выраженную антикажегельдинскую подоплеку. Ибо за три года премьерства Кажегельдин ни разу (!) не имел возможности дать интервью главным государственным газетам «Егемен Казахстан» и «Казахстанская правда»!
Весьма возможно, что инициаторы первого Указа президента от 7 марта имели и антиахметовскую подоплеку, решив отнять у премьер-министра рычаги бюрократического влияния на сферу связи и СМИ.
...Итак, внутривластные разборки вышли из тени. Судя по всему, 7 марта к президенту зашел представитель одного клана, за которым стоит АП, а через несколько дней к нему, видимо, на прием попал уже представитель другого клана, который не в ладах с АП и, скорее всего, поддерживает главу правительства.
А что будет, если появится представитель клана, который не в ладах ни с первым, ни со вторым?
Поживем – увидим все это в очередном Указе президента...
Подобный статус Агентства — это, без сомнения, усиление контроля за сферой СМИ, и в первую очередь за современными формами передачи информации: не зря же в названии Агентства слово «связь» стоит первым.
Решением суда можно закрыть неугодную независимую газету или дать команду ее не печатать в типографии, но как не допустить распространение нежелательной информации через популярные социальные сети Facebook, Twitter, а также через Gmail, Skype, Viber, WhatsApp?
Безусловно, любое государство должно заботиться о своей информационной безопасности, бороться с терроризмом и экстремизмом, порнографией и другими антиконституционными действиями, но практика показывает, что наши власти слишком уж вольно и по своему усмотрению используют эти понятия в борьбе со своими критиками. И здесь нужны четкие и недвусмысленные определения в законах и подзаконных актах, которые не позволили бы новому Агентству стать орудием в расправе со свободой слова!