Информационный вакуум представляет угрозу таджикскому миру. Частных и общественных СМИ просто нет

Несмотря на то, что Таджикистан приближается к пятилетней годовщине перемирия после пяти лет гражданской войны, мир в этой стране остается непрочным. В войне погибли 100 тысяч из 6,2 миллионов граждан, 700 тысяч стали внутренне перемещенными лицами или оказались за пределами страны. 55 тысяч детей остались сиротами, многие образованные люди и специалисты уехали в Россию и другие соседние страны. Таджикистан мог бы рассчитывать на преодоление этих трудностей, если бы в стране была более свободная пресса. Однако споры о роли ислама в общественной жизни продолжаются, свидетельствуя об отсутствии гарантий безопасности для таджикских граждан.

Таджикистан занимает уникальное положение среди бывших советских республик. Одна из ведущих партий страны, Исламская партия возрождения Таджикистана (ИПВТ), выступает с открыто религиозной программой. Во время войны ИПВТ была политическим органом Объединенной таджикской оппозиции. Однако, согласно Договору о мире, партия отказалась от военных целей и стала легальной политической партией, имеющей своих представителей во всех структурах власти.

Не прекращаются споры о том, в какой степени ислам как основа политической деятельности преследует обскурантистские цели. 20-21 апреля журналисты и интеллектуалы собрались в Душанбе, чтобы обсудить этот вопрос. Задачей конференции, инициаторами и организаторами которой выступили Национальная ассоциация независимых СМИ Таджикистана (НАНСМИТ) и международная некоммерческая организация под названием CIMERA, стала поддержка открытого, добросовестного и осмысленного освещения журналистами вопроса об отношении между религией и демократией. Нынешние геополитические тенденции продиктовали острую необходимость проведения конференции в Душанбе.

Таджикистан, граничащий с Афганистаном и Пакистаном, играет важнейшую роль в данном конфликте. Силы в Афганистане и Пакистане оказывали прямую и косвенную поддержку экстремистским исламским организациям, которые сыграли существенную роль в развязывании братоубийственного конфликта в Таджикистане. Вряд ли можно обвинять в разжигании войны прессу: после 1990 в Таджикистане не выходило ни одного ежедневного печатного издания. Сегодня в стране выпускаются небольшие еженедельные газеты; большинство из них восполняют отсутствие информации, печатая гороскопы и анекдоты из российской желтой прессы. По данным американской НПО "Интерньюс", в Таджикистане зарегистрированы около 16 частных и общественных телекомпаний. Большинство из них вещают всего по 2-3 часа в день, и ни одна из частных теле- и радиокомпаний не функционирует в Душанбе. Этот информационный вакуум в регионе, находящемся под влиянием исламистского экстремизма, угрожает сохранению мира в Таджикистане.

В ноябре 2001 года министерство связи Таджикистана прекратило ретрансляцию передач Общественного российского телевидения (ОРТ), основного источника новостей, аналитических материалов и культурного просвещения. Поскольку только иностранцы, сотрудники международных организаций и узкая прослойка нуворишей ("новых таджиков") могут себе позволить спутниковые тарелки, в стране практически отсутствует сбалансированная информация о происходящих в мире событиях. Такой вакуум информации не способствует стабильности.

Вакуум информации вызывает возмущение независимых экспертов. "Я не могу найти объяснение тому факту, что в Душанбе отсутствуют частные и общественные электронные СМИ, – говорит Алексей Малашенко, член научного совета московского бюро Фонда Карнеги за международный мир. – Таджикские коллеги всегда отличались от своих среднеазиатских соседей – они всегда свободно, ни на что не оглядываясь выражали свои мысли, мнения и идеи – на конференциях, в местной и иностранной печати". Однако Государственный комитет по телевидению и радио, в ведении которого находятся все СМИ, усилил контроль за выражением общественного мнения. Международные правозащитные организации сообщают, что таджикские журналисты заболели тяжелой формой самоцензуры, проверяя и перепроверяя информацию и избегая острых тем, чтобы избежать столкновений с цензурой.

Тишина в СМИ наносит ущерб таджикской экономике, а также таджикскому обществу. Телерадиовещательные компании готовы аккуратно платить за использование ультракоротких частот. Новые медиаструктуры могли бы создать большое количество рабочих мест, что было бы нелишне в стране с официальным уровнем безработицы в 30 процентов (в действительности цифра гораздо выше). Доходы от рекламы могли бы поступать в бюджет, страдающий от значительного дефицита.

Однако, с точки зрения таджикского правительства, деятельность независимых СМИ может пробудить к жизни исламистские организации. Хизб ут-Тахрир, добивающаяся восстановления исламского халифата в Средней Азии, располагает информационными ресурсами и веб-сайтами на серверах в Великобритании. Это движение считает, что единственным способом изменения общества является изменение его сознания. Для Таджикистана, в котором религиозным партиям не запрещено участвовать в политической жизни, фразы об изменении сознания вызывают мысли о новой гражданской войне.

Однако правительство поступило бы умнее, если бы облегчило гражданам доступ к информации. СМИ в Средней Азии не преследуют ясной стратегической цели, освещая деятельность исламских политических партий, и информационный вакуум, существующий в странах, где эти партии не запрещены, приводит к неверному восприятию ислама в целом и исламских партий в частности.

События в Афганистане и Пакистане все еще представляют угрозу для Таджикистана: несмотря на антитеррористическую кампанию, поток наркотиков и контрабандного оружия из Афганистана не прекратился. Беспорядки 27 марта в Аксыйском районе в Кыргызстане, во время которых пять демонстрантов были убиты милицией, вызывает в сознании "февральские события" в Таджикистане в 1990 году. Тогда таджикское общество не могло получить информации о причинах волнений, а позднее вынуждено было согласиться с тем, что причиной насилия стал так называемый "исламский фактор". Имеются признаки того, что президенты Кыргызстана и Узбекистана хотели бы поставить знак равенства между насилием и исламом.

Таджикистан не может стоять в стороне, пока его соседи проводят в жизнь эту политику. Страна не входит в сферу влияния западного мира, в нее очень редко приезжают зарубежные гости. Доступ в Интернет ограничен, выбор литературы и материалов, освещающих современные этнические и политические проблемы, весьма скуден. Информационный вакуум может вызвать крайне нежелательные последствия и оказать негативное влияние на социально-политическую ситуацию в регионе.

Спустя десятилетие после исчезновения сильной советской идеологии другие силы используют все возможности, чтобы сформировать новую идеологию на перекрестке европейской и азиатской цивилизаций. В районах, где нет свободных СМИ и возможности получить образование, эта идеология вырастает из страха и насилия. Подход правительства к прессе в целом и к альтернативным электронным СМИ в частности должен быть изменен. Нынешняя изоляция более не может продолжаться.

Константин Паршин,
независимый журналист, живет и работает в Душанбе.