Старый вуз хуже новых двух


НЦОКО — это Национальный центр оценки качества образования. Именно это подразделение Министерства образования Казахстана занимается проведением ПГК.

Официальная цель такой проверки — повышение качества образования. Но, как ни странно, уровень продемонстрированных на тесте знаний никак не влияет на рейтинг университетов.

Так, по результатам ПГК КазНУ им. аль-Фараби находится на 104-м месте из 135, а в списке вузов Казахстана, наиболее успешно реализующих образовательные программы по специальностям бакалавриата, занимает верхние строчки по многим специальностям.

Та же картина и с КазНПУ: 127-е место по ПГК и 1-е по подготовке психологов, биологов, историков. Знаменитый КИМЭП занял 129-е место.

Рыба гниет с головы

Проректор одного из частных вузов, который согласился побеседовать с нашим корреспондентом на условиях анонимности, считает, что промежуточный государственный контроль мог бы стать реальным критерием оценки знаний.

- При такой развитой коррупции, оценивая качество образования в том или ином вузе, нельзя ориентироваться на результаты текущих или выпускных экзаменов, — уверяет он. — Рекламную похвальбу крупных университетов и академий тоже не стоит принимать во внимание.

Поэтому решение Министерства образования и науки заимствовать зарубежный опыт компьютерного тестирования знаний можно только приветствовать. Однако результаты ПГК до недавнего времени носили полусекретный характер. Видимо, его итоги уже изначально смущали больших чиновников в Астане.

Опубликованный Министерством образования документ дает очень наглядную картину ситуации в системе образования, считает лидер Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков.

- Некоторые национальные университеты стали рассадником коррупции, их персонал продажен, — комментирует он. — Они символизируют деградацию высшего образования. Те обвинения, которые мы выдвигали против крупнейших вузов страны, подтверждаются.

Как выбирается руководство этих вузов и исходя из каких принципов оно назначается? Мы часто видим, что на такие должности приходят абсолютно не компетентные люди.

Причины, по которым это происходит в крупнейших национальных университетах, совершенно необъяснимы, — говорит он.

Цена вопроса

Несмотря на то что согласно обнародованным результатам промежуточного государственного контроля частные вузы намного опережают государственные, за последние годы их число значительно сократилось. Мурат Телибеков не сомневается: это происходит потому, что национальные вузы опасаются конкуренции.

- Определенную политику в этом направлении ведет и само министерство, искусственно поддерживая цены на образование и не давая им опуститься. Там прекрасно понимают, что в этом случае произойдет грандиозный отток студентов из государственных вузов в частные.

Эта политика абсолютно не имеет каких-то рациональных объяснений. Министерство вторгается в область ценообразования и диктует частным университетам, какие суммы следует взимать. Вузы готовы снизить цены, но Минобразования не позволяет этого сделать, объясняя тем, что при низкой цене произойдет снижение уровня образовательных услуг.

Однако, по мнению проректора частного вуза, в этом вопросе МОН сильно заблуждается.

- Наши старейшие университеты дают своим питомцам не знания, а суррогат, — уверяет он. — При этом указанные «флагманы» высшего образования дерут за свои, как теперь видно, сомнительные услуги суммы весьма и весьма приличные.

Учиться, учиться и учиться

Дипломы престижных учебных заведений, которыми так гордятся выпускники, вовсе не гарантируют ни глубоких знаний, ни высокооплачиваемой работы в будущем. В качестве примера проректор приводит КИМЭП.

- Самый низкий средний балл по ПГК там у студентов с английским языком обучения, — говорит он. — Получается, либо слабое знание казахстанской молодежью английского языка мешает овладению профессиональными знаниями, либо на английском у нас преподают далеко не лучшие зарубежные «гастролеры». А когда эти два фактора совмещаются, то провал обеспечен.

Чем слабее знания, тем меньше шансов на успешную карьеру и высокие заработки даже у выпускника самого именитого учебного заведения.

- В первую очередь работодатель обращает внимание на те навыки, которые есть у соискателя, и на те результаты, которых он добился на предыдущем месте работы, — говорит сотрудница компании HeadHunter Ксения Трохимец. — Четких требований в отношении того, какой вуз закончил кандидат, нет. Все зависит от знаний, потому что вне зависимости от обучения в каком-либо вузе их можно либо получить, либо не получить. Это зависит от самого студента, — говорит она.

Наличие нескольких дипломов можно считать показателем того, насколько кандидат стремится к знаниям.

- Допустим, человек работает бухгалтером, — приводит пример Ксения Трохимец. — И по ходу работы он часто сталкивается с законодательством в финансовой сфере. Естественно, каких-то знаний ему не хватает, и человек идет получать юридическое образование. Это позволит ему решать какие-то вопросы, не обращаясь к юристу компании.

Чем человек эффективнее работает, тем больше у него возможностей продвижения вверх по карьерной лестнице и как следствие — увеличения заработной платы.

Теория заговора

Результаты ПГК 2009 года заставили нашего анонимного собеседника сильно усомниться в рациональности проводимых министерством реформ в целом.

- Требования Минобразования по укрупнению негосударственных вузов необоснованны, — возмущается он. — Лучший средний балл в ходе ПГК 2009 года получили вузы с численностью студентов до 500 человек.

При этом несколько лет назад под давлением министерства пара вузов южной столицы объединилась в университет «Алатау», который в нынешнем году получил 131-е место из 135. Спрашивается, кому нужна такая «оптимизация»? — спрашивает проректор.

Мурат Телибеков считает, что причина нелогичных действий министерства кроется в личной заинтересованности чиновников.

- Мы видим, что существующая коррупция, по сути, пронизывает всю систему образования, — говорит он. — Есть основания полагать, что мы имеем дело с организованной преступностью, в которую вовлечены и Министерство образования, и крупнейшие национальные университеты. Простор и возможности для крупных хищений там практически безграничные. К нам поступает огромное количество фактов, свидетельствующих, что, скорее всего, Министерство образования отстаивает какие-то свои меркантильные интересы.

Проведение ПГК и ЕНТ лоббируют члены правительства и Мажилиса парламента. Для них это золотая кормушка, и, конечно, они будут поддерживать данную систему, хотя я думаю, что эта порочная практика совершенно не оправдала себя. Но до тех пор пока она будет приносить прибыль государственным чиновникам, эта система будет продолжать действовать, она будет развиваться, и Министерство образования будет ее поддерживать, — говорит он.

 

Источник: Деловая газета "Взгляд" №44 (133) от 4 декабря 2009 года