Cоюзы союзами, а табачок врозь?

"nazНаши партнеры по ЕАЭС и ОДКБ опасаются санкций Запада.


Фактический отказ Казахстана поддержать российский проект резолюции относительно ракетного удара по Сирии, к сожалению, подтверждает, что страны-партнеры по ЕАЭС-ОДКБ поныне «дистанцируются» от обострения взаимоотношений России с Западом. Прежде всего, из-за опасений впрямую подпасть под западные антироссийские санкции. Тем более что ни одна страна ЕАЭС-ОДКБ по сей день не осуждает на официальном уровне эти санкции. И не присоединяется к ответным санкционным мерам России…


Эти факторы, конечно, учитывают на Западе. И, по всей видимости, сомневаются в том, что ОДКБ и ЕАЭС являются аналогами Варшавского Договора или СЭВа. А потому и не опасаются ответных многосторонних военно-политических и/или экономических действий с евразийской стороны.


Из чего, собственно, проистекает такой вывод?


Напомним для начала, что сохранение сырьевого характера экономик большинства стран ЕАЭС, регулярно констатируемого и МВФ, и Мировым банком, и ЕАБР, обусловлено, помимо всего прочего, растущим санкционным давлением стран Запада не только на РФ, но и на ЕАЭС в целом.


Поскольку это давление направлено также на сдерживание, а точнее – на «замораживание» в России проектов высокого научно-технологического передела в различных отраслях. Это касается промышленности, энергетики, транспортной инфраструктуры и т.п. Такое давление распространяется и на зарубежные страны/компании, сотрудничающие с Россией в высокотехнологичных отраслях и проектах. Очевидно, что под сей реестр подпадают – во всяком случае, пока формально – и партнеры РФ по Евразийскому союзу. Потому и неудивительно, что ни одна страна-участница ЕАЭС – повторим, уже который год – официально не выступает за отмену этих санкций. Не предлагает свое посредничество в переговорах РФ и Запада по отмене или хотя бы по ограничению обоюдных санкций. Зато правительственное издание «Советская Беларусь» 30 января с.г. намекает на ущерб для стран-партнеров РФ от антироссийских санкций: «…США вводят против России новые санкции – они могут затронуть и ее партнеров. Это предусмотрено недавним законом «О противодействии противникам Америки»».


При этом ситуация разъясняется со ссылкой именно на Госдепартамент США, который предостерёг: «Иностранные правительства и компании частного сектора были уведомлены как публично, так и в частном порядке в том числе высокопоставленными представителями Госдепартамента и другими должностными лицами правительства США, что существенные сделки с российскими субъектами, включенными в санкционный перечень, приведут к санкциям». А в качестве примера отмечено, что «под американским давлением, например, ряд стран отказались от закупок оружия у Москвы на несколько миллиардов долларов».


Кстати, за последние три года в странах НАТО отменены или «заморожены» практически все политико-экономические санкции против Белоруссии. Причем это, по «странному», на первый взгляд, совпадению, синхронизировано с известными эксцессами между РФ и Белоруссией по нефтегазовым и другим экономическим спорам.



Вернуться же в санкционный режим в Минске навряд ли заинтересованы.


Уточним, что санкционный прессинг стран НАТО, прежде всего США, на Россию включает ограничения в торговле «санкционирующих» государств со странами/компаниями-партерами РФ. Как и стагнацию и даже вывод инвестиций оттуда; ограничения для тех же стран (и их компаний) по размещению ценных бумаг на западных финансовых рынках; ужесточение для стран-партнеров РФ заёмно-кредитных условий и т.п.


Понятно, что такие и смежные меры невыгодны другим странам ЕАЭС. Тем более что, к примеру, совокупный объем инвестиций США, Канады, Евросоюза, Австралии и Норвегии (т.е. стран-участниц антироссийских санкций) в Белоруссии, Казахстане, Армении и Киргизии стабильно растет уже который год. Вдобавок расширяются многопрофильные программы экономического партнерства ЕС со странами – партнерами России по Евразийскому союзу. А, к примеру, ценные бумаги тех же стран/их компаний всё активнее обращаются на рынках западных государств.


Нелишне напомнить, что ту же «дифференцированную» политико-экономическую линию США и другие страны НАТО небезуспешно проводили в 60-х – середине 80-х в отношении неподконтрольных Москве соцстран: КНР, Румынии, Югославии, Албании, полпотовской «Демократической Кампучии». Так что опыт стародавний…


Косвенное, если не прямое, подтверждение всех этих трендов – весьма откровенная публикация в казахстанском «Курсиве» ещё от 27 июля 2017 г.: «…Очевидно, что в условиях санкций и ответных действий со стороны России Казахстан понесет колоссальные финансовые убытки. Ведь 76% всей добываемой на территории РК нефти экспортируется в Европу через нефтеналивной терминал в районе Новороссийска через нефтепровод «Дружба» и Балтийскую трубопроводную систему. К тому же Казахстан… тесно связан с северным соседом в сфере металлургии, развития железнодорожных перевозок, модернизации своих вооруженных сил. Спрашивается, что делать нашей стране при грядущих, далеко не радостных перспективах, учитывая, что страны Запада уже много лет занимают лидирующую позицию во внешнеторговом обороте Казахстана?».


Та же газета дала ответ: «Как непостоянный член СБ ООН, Республика Казахстан имеет право инициировать экстренное совещание этой организации, во время которого рассмотреть все вероятные риски для мирового сообщества» ввиду означенной ситуации в отношениях России с Западом. Но по сей день с такой инициативой не выступает ни одна страна – партнер РФ по Евразийскому союзу и по ОДКБ…


Характерна, в том же контексте, и оценка Н. Назарбаевым роли США для Казахстана, высказанная казахстанским лидером в канун его официального визита в США (состоялся в январе 2018 г.): «Более 300 американских компаний работают сегодня в Казахстане, они вложили в нашу страну около 50 млрд долл. инвестиций. Среди них крупнейшие нефтяные компании США, энергетические компании и другие. Мы хотим, – подчеркнул Н. Назарбаев, – чтобы сотрудничество продолжалось как в технологической области, так и в области совместных инвестиций".


По оценке казахстанского политолога Айдына Мехтиева, в том же русле политики Астаны – «и отказ Москве в ее просьбе, недавно высказанной Сергеем Лавровым, временно отменить безвизовый режим Казахстана с США. Введенный в январе 2018-го – кстати, параллельно с официальным визитом Н. Назарбаева в США».


Эксперт считает всё же, что Казахстан «будет проводить многовекторную политику», балансируя между Россией, США, Турцией и Китаем. Но при этом Астана «наверняка будет меньше смотреть в сторону Москвы и более сближаться с Западом и Турцией».



Словом, приходится признать, что в рамках ЕАЭС и ОДКБ пока не отработана система взаимного согласования стратегических интересов всех стран-участниц. Не в последнюю очередь, это связано с известными разногласиями между теми же странами по ряду вопросов взаимной торговли и в целом экономической политики. Это, например, едва ли не хронические нефтегазовые, да и другие финансово-экономическое споры Москвы и Минска. Это и «символические», а то и нулевые, в отличие от РФ, экспортно-импортные пошлины Казахстана, Киргизии и Армении, предписанные им в ВТО. Напомним и о проблемах незаконного реэкспорта – через другие страны ЕАЭС – товаров из дальнего зарубежья в РФ.


Эти и другие, притом давние, проблемные точки не могут не сказываться на позиционировании ЕАЭС и ОДКБ как дееспособных блоков, защищающих коллективные, взаимосогласованные интересы всех стран-участниц.


Автор: Игорь Леонидов